четверг, 19 декабря 2013 г.

Иван Осипович Рыньков

Разговор о прошлом Ростовского музея включает в себя обязательный и почти неизменный набор имен: Андрей Александрович Титов, Иван Александрович Шляков, Дмитрий Алексеевич Ушаков, Вячеслав Александрович Ким… Однако, кроме этих безусловно выдающихся людей, весомый вклад в музейную историю внесли и иные, менее заметные нам, сегодняшним, труженики. Сегодня мы поговорим об Иване Осиповиче Рынькове, ныне забытом настолько, что известна лишь дата его рождения – 13 ноября 1873 года. То есть, 140 лет назад.
Узнать об этом обстоятельстве помог справочник «Ярославские краеведы» (составитель В.П. Алексеев; Ярославль, 1989), который мне недавно довелось держать в руках. В предисловии упомянут Н.И. Нечаев, сотрудник филиала госархива Ярославской области в Ростове; именно он, по моему предположению, сообщил составителю значительный массив фактов для био-библиографической справки о Рынькове и других ростовских краеведах. Вот что, в частности, там говорится: «Родился в крестьянской семье. Среднее образование получил в Москве. Был слушателем историко-философского цикла университета имени А.Л. Шанявского. Преподавал в нескольких учебных заведениях. Член партии социалистов-революционеров с 1902 года. В 1905 – 1906 гг. был членом комитета этой партии в Нижнем Новгороде. Участвовал в Первой мировой войне».
Далее в справочнике значится: «Некоторое время служил в земстве». Однако недавно изданная монография К.А. Степанова содержит сведения о том, что 14-20 марта 1914 гг. Рыньков как представитель Ростовского уездного земства осматривал сельские библиотеки. Таким образом, эта деятельность И.А. Рынькова началась еще до войны.
Читаем справку дальше: «После революции работал в Ростовском уездном отделе народного образования. Был членом коллегии, помощником заведующего отделом".
Пройдя этот незаурядный путь, в Ростовский музей древностей И.О. Рыньков, по данным архива, поступил 16 августа 1924 года. В справочнике написано, что он «был заведующим историко-революционным отделом, старшим помощником хранителя музея». Прибавим к этому, что в документах 1925 г. он упоминается как заведующий административной частью; есть сведения о том, что он заведовал экономическим и антирелигиозным отделами, организовал при музее школьный исторический кружок (воспоминания Г.С. Залетаева).
Любопытно свидетельство современника, С.А. Соколова (публикация Л.Ю. Мельник), посетившего музей 2 мая 1929 г. Серапиону Алексеевичу явно не понравился тон экскурсии Рынькова, по его мнению, "данный большевиками": "Когда он заявил, что в прежнее время в алтарь не впускали женщину потому только, что считали ее каким-то низшим существом, я не вытерпел и указал ему на диаконисс. Когда же он объяснял, что иконостас сделан для того, чтобы верующие не могли знать, что делают попы в алтаре, громогласно заявил об этом экскурсии, я возразил: а у католиков как, алтарь закрытый или открытый? А ведь они тоже христиане, а у магометан, входя в мечеть, требуется снимать обувь, и все это из святости к месту. Рыньков не нашелся, что возразить и только попросил его не перебивать. И все объяснения он давал в этом духе, стараясь держаться как можно ближе к безбожию; например, толковал, что имеющиеся в музее 5 голов Иоанна Крестителя все разные, одна на другую не похожи…».
Конечно, С.А. Соколов, происходящий из династии священнослужителей, едва ли мог спокойно слушать экскурсию в антирелигиозном духе; отсюда и резкий тон его отзыва. Однако, совершенно очевидно, что музей, как государственное учреждение, был вынужден вести идеологическую работу, и, судя по всему, именно Рыньков отвечал за это направление. О характере другой его работы – историко-революционного отдела, открытом в 1927 г. – свидетельствует сохранившийся в музее путеводитель по отделу.
Возможно, именно поэтому Рыньков пережил чистку 1931 года, в которой пострадали лучшие музейные сотрудники. В 1933 г. зав. антирелигиозным отделом И.О. Рыньков получает в подарок от месткома на сорокалетие музея джемпер.
Краеведческой работой Рыньков, помимо музея, занимался и на общественных началах. Он был одним из организаторов, секретарем правления и членом общественно-экономической секции Ростовского научного общества изучения местного края. Он принимал участие в издании печатного органа общества – сборника «Ростовский краевед».
В 1925 г. И.О. Рыньков представлял музей на II музейной конференции Центрального промышленного округа (Ярославль). В 1927 г. он был представителем РНОИМК на губернской конференции ассоциации по изучению производительных сил Ярославской губернии.
В рамках деятельности Общества Рыньков собирал информацию о Февральской революции в Ростове.
В 1941 году Иван Осипович еще был жив, о чем свидетельствует короткая заметка в местной газете «Большевистский путь»: «19 сентября в отделение госбанка пенсионер И.О. Рыньков принес в фонд обороны много разных серебряных вещей: молочник, сахарницу, полоскательницу, четыре столовых и три чайных ложки, вилку и сахарные щипцы, солонку, игольник и др. Всего весом 1392 гр.».
Дальнейшая судьба Ивана Осиповича неизвестна. Однако поиск «Яндекса» позволил найти информацию о краеведах Валентине Владимировиче и Владимире Валентиновиче Рыньковых – жителях города Перевоз Нижегородской области. Там же, 140 лет назад, когда город был еще селом, родился Иван Осипович Рыньков. Родственники?
Олег Непоспехов.