воскресенье, 6 ноября 2016 г.

Литературная запись вернисажа выставки князя Н.Д. Лобанова-Ростовского 7 октября 2016 года

7 октября 2016 года в музее «Ростовский кремль» состоялся вернисаж выставки «Дары Н.Д. Лобанова-Ростовского. 2015-2016 г.». В выступлении на открытии выставки Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, в частности, заявил:
- Чем значимы дарения подобного рода? Bсего за 5 лет существования РСФСР комиссия, возглавляемая Горьким, успела вывезти из России 60 тысяч тонн произведений искусств на продажу за рубежом. Эта цифра известна из информационных бюллетеней Российских железных дорог. Существует два письма Ленина, адресованных Горькому, в которых он просит его ускорить вывоз и продажу художественных ценностей, чтобы скорее выручить валюту. Эти огромные резервы, ранее бывшие достоянием российской культуры, оказались за границей. Несомненно, стоит стараться для того, чтобы постепенно возвращать это достояние на родину, что я и делаю.
Многие из Вас себе, наверное, задают вопрос: А почему Лобанов, имея возможность дарить столь ценные произведения, не построил бы музей на свои средства в стиле, который ему подходит, вместо того, чтобы рассчитывать на благожелательное отношение Министерства культуры и руководство Музея Ростовского Кремля в этом деле? Ответ мой основан на историческом опыте всех стран мира.

Публикуем литературную запись вернисажа, сделанную доктором культурологии, профессором МГУ им. М.В. Ломоносова Еленой Сергеевной Федоровой.

Директор музея Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль» Наталия Стефановна Каровская. Уважаемый Никита Дмитриевич! Благодарю за то, что Вы к нам приехали. Почитаем за честь, что Ваше творчество теперь будет представлено в федеральном музее Ростовский кремль. Я надеюсь, что и вы удовлетворены. Когда наш музей называют провинциальным, мы внутренне не принимаем это. Согласитесь, наш музей хорошего европейского уровня. Мы гордимся, что теперь и Ваша коллекция среди коллекций музея. Мы сделали буклет, посвященный дарам Лобанова-Ростовского. Это наш скромный подарок на память о выставке. А, кроме того, мы хотим подарить участникам вернисажа и каталог недавно прошедшей выставки произведений одного из самых чтимых наших ростовских эмальеров Александра Алексеева. Поприветствуем присутствующих здесь уважаемого Юрия Алексеевича Евтюхина, представителя Министерства культуры РФ, и глубокоуважаемого Никиту Дмитриевича Лобанова-Ростовского, нашего сегодняшнего именинника и центральную фигуру нашей встречи. Поскольку сегодня много выступающих, я как директор музея по существу ничего говорить не буду, предоставляя слово сотрудникам и гостям. Предлагаю относиться к встрече как к хорошему празднику. Если у присутствующих возникнут вопросы к любому из выступающих, мы все будем рады ответить. Конечно, прежде всего, мы стремимся познакомиться с дарами Лобанова-Ростовского, которые приобрел музей за последние два года. Первое приветственное слово я предоставляю представителю нашего учредителя, директору Департамента культурного наследия.

Юрий Алексеевич Евтюхин. Добрый день дорогие друзья, добрый день, уважаемые коллеги. Сегодня мы с Вами присутствуем на замечательном событии — на очередной выставке даров Никиты Дмитриевича. Прежде всего, от имени Министерства культуры РФ я хочу поблагодарить Никиту Дмитриевича за столь щедрые дары Ростовскому музею, за предметы живописи, графики (не буду перечислять все предметы выставки, вы их сейчас увидите), за те предметы, которые заняли достойное место в коллекции музея. Хочу пожелать всем собравшимся ярких впечатлений, а музею дальнейшей плодотворной работы. Спасибо большое.

НСК. Наша непосредственная работа с коллекцией Лобанова-Ростовского продолжается три года: она связана и с приемом даров, и с их осмыслением и описанием. Прежде всего, я хочу поблагодарить сотрудников музея, работающих с этими вещами, уделяющих им большое количество времени и сил. Это огромный профессиональный труд. Помимо сотрудников музея над коллекцией работают наши партнеры, например, Ярославский художественный музей и его искусствоведы. Сначала я хочу вспомнить Татьяну Альбертовну Лебедеву, передать ей низкий поклон за то, что она описала около 200 предметов из поступивших в дар, это очень большая помощь. А для того, чтобы более подробно познакомить Вас с крупными частями даров и дать представление об их значимости, я приглашаю Ярослава Евгеньевича Смирнова, заведующего издательским отделом музея, в последний год активно включившегося в работу. На нем в первую очередь лежит ответственность за разбор и анализ архива, который очень разнообразен и велик.

Ярослав Евгеньевич Смирнов. Дорогие друзья, я вас всех приветствую на этом замечательном празднике, дорогой Никита Дмитриевич, я особо приветствую Вас в этот прекрасный день! Наталия Стефановна упомянула, что наша работа продолжается три года. Но отмечу, что отношения Никиты Дмитриевича с музеем Ростовского кремля давние. В «Книге отзывов посетителей» 17 сентября 1970 года есть запись «интуриста — Лобанова-Ростовского»: «было интересно побывать в этих местах». Вот с этих пор он, видимо, и стал приглядываться к Ростовскому музею, а за последние три года эти отношения музея и Никиты Дмитриевича стали родными, плодотворными и интенсивными. В 2012 году Никита Дмитриевич принимает решение, что часть своей коллекции он передаст Ростовскому музею. Уже в мае 2013 года состоялась первая выставка даров Лобанова-Ростовского. В начале 2014 года состоялась небольшая передвижная выставка, составленная из репродукций подаренных картин, которая была показала в Ростовской городской библиотеке, в образовательных учреждениях города и района. В том же году, 14 августа открылась большая выставка, посвященная герою сегодняшнего дня и его коллекции, рассказывающая о его жизненном пути, истории его знаменитого княжеского рода, об обширной культурной и общественной деятельности. А 15 апреля прошлого года состоялась выставка плакатов из собрания Лобанова-Ростовского и одновременно — презентация вышедшей в 2015 году книге, ему посвященной, «Рюрикович в эмиграции». Таким образом, сегодняшний вернисаж —четвертая выставка, связанная с собранием Лобанова-Ростовского. Наши взаимоотношения интенсивны, низкий поклон Никите Дмитриевичу, который неустанно следит за пополнением ростовской коллекции. Активная работа сотрудников нашего музея направлена на изучение, описание и постановку на государственный учет произведений, введение их в научный и культурный оборот. То собрание, которое передается в течение последних трех лет, это скорее мемориальная коллекция, рассказывающая о самом собирателе, выдающемся коллекционере. Она состоит из различных частей — здесь художественные произведения, предметы быта и архив. Готовясь к этой выставке, мы опубликовали буклет, который присутствующие могли бы взять на память. А также один выпуск музейной газеты «Ростовская старина», выходящей раз в квартал, мы решили целиком посвятить этому событию. В каждой из статей как можно более подробно рассказывается о каждой из частей этой замечательной выставки. Мне бы хотелось вручить Никите Дмитриевичу на память 100 экземпляров газеты и 100 экземпляров с пожеланием продолжать Вашу деятельность, пропагандировать русское искусство за рубежом и свою собрание.
НДЛ-Р. Кланяюсь Вам  низко, как самурай, на 90 градусов, за этот щедрый дар. Спасибо Вам.

НСК. Выставка будет работать до декабря. Поэтому если ярославцы, ростовцы, москвичи пожелают, они могут приводить сюда студенческие группы, учащихся, своих друзей. Но сегодня — вернисаж, и выставку мы представляем посетителям особенным образом. Безусловно, лучше куратора, лучше экспозиционера выставку не знает никто. Ведь он каждую вещь держит в своих руках, ищет для каждой лучшее место и наиболее выигрышное освещение и думает об общей концепции. О выставке Вам расскажет заместитель директора по экспозиционно-выставочной работе Владимир Васильевич Зякин.

Владимир Васильевич Зякин. Спасибо. Всем собравшимся добрый вечер! Выставка построена на основе коллекционного метода, то есть каждая группа экспонатов  представляет отдельный вид художественного творчества. Первое место принадлежит живописным работам. Среди них мы демонстрируем «Натюрморт с гитарой» Жоржа Брака, одного из основателей кубизма; работу Александры Эстер 17-18 гг., представительницу русского авангарда, и натюрморт, написанный в 1913 году Ильей Машковым, членом художественного объединения начала XX века «Бубновый валет». Далее мы видим эскиз декорации к «Мистерии-буфф» Маяковского кисти художника Антона Лавинского. По-моему, загадочный цикл из трех работ, на которых изображены конквистадоры. Мы знаем только, что выполнены эскизы в 1950 году. Дальнейшая работа наших сотрудников будет связана с выявлением более подробной информации об этом цикле. Портрет Нины Лобановой-Ростовской и целый авторский комплекс произведений современного художника Владимира Немухина, к сожалению, недавно ушедшего из жизни. Эти работы были приобретены Никитой Дмитриевичем совсем недавно и сейчас уже находятся в коллекции музея. Еще один экспозиционный комплекс – творчество известного мастера театрально-декорационного искусства, представительницы династии художников Федоровых-Осиповых, Марии Федоровой. Из трех представленных работ одна — эскиз для ансамбля Надежды Бабкиной, две — эскизы картины «Ярмарка» для государственного ансамбля танца России. Для многочисленных графических работ XIX – начала XXI веков небольшого формата мы выделили пространство западной стены, и здесь мы видим авторов разного времени и разных стран, писавших в многообразных графических техниках и на различных графических материалах. Здесь же представлены три блока марок, два из них принадлежат известному художнику Георгию Шишкину. Блок, посвященный 400-летию восстановления единства Российского государства, удостоен грамотой «за лучшую почтовую марку России 2012 года». А также здесь размещен блок марок от представительства авиакомпании «Боинг», среди которых  несколько марок посвящены истории авиастроения в России. Есть и значительные предметы из полиграфического раздела, афиш и плакатов. Из предметов бытового искусства представлены изделия из металла и серебря, столовые приборы и посуда, датируемые серединой XX столетия. Интересен и раздел фарфора и фаянса, изготовленных в России, Казахстане, Израиле и других странах. Особо в экспозиции выделены две серии номерных декоративных тарелок, одна из которых посвящена Жозефине и Наполеону, выпущена Израильской фирмой «Брадекс» в 1984-86 гг.,  и серия немецкого фарфора «Сцены из сельской жизни». Что касается архива, он распределен по историческим периодам, тематическим рубрикам. Здесь следует отметить документы, отражающие важнейшие моменты российской истории, на которых есть подпись Павла I и Александра I, затем целый ряд документов, в той или иной мере характеризующих жизнь и деятельность семьи Лобановых-Ростовских, и наконец, цикл документов, представляющий значимые эпизоды жизни и общественную деятельность Никиты Дмитриевича. Эти разделы мы постарались проиллюстрировать фотографиями, на которых он запечатлен вместе с деятелями отечественной культуры. Из библиотечного фонда, поступившего к нам и содержащего более 1000 экземляров, мы представили небольшую часть, которая содержит автографы известных людей, и те книги, которые характеризуют Никиту Дмитриевича как коллекционера, его пристрастия и интересы. Этот раздел — завершающий. Что можно добавить? Если нашлось бы еще немного места, можно было бы расширять экспозицию и другими материалами. Но мы должны уметь соотносить экспонируемые материалы с реально имеющейся сегодня площадкой. Спасибо за внимание.

НСК. Спасибо Вам за работу. Конечно, Вы очень волнуетесь, я Вас понимаю, хочу только отметить, что парадный зал Красных палат Ростовского кремля — это лучшее экспозиционное помещение на сегодняшний день, и по объему, и по качеству, и по способности осветить выставочный материал и по возможности принять большое количество посетителей. Безусловно, Никита Дмитриевич, Парадный зал — это лучшее, что Ростовский кремль мог предоставить для Вашей выставки.

НДЛ.-Р. Благодарю.

НСК. Я думаю, настало время послушать Никиту Дмитриевича.

НДЛ.-Р. Уважаемая директор Наталия Стефановна, уважаемое руководство музея. Благодарю вас за отличное оформление выставки, посвященной моим дарениям музею за последний год. Здесь очевидны вклад и талант Владимира Васильевича Зякина, который сумел сформировать тематически целостную выставку. Выставка представляет собой и некий знак будущего создания «Музея Лобановых-Ростовских» в доме Шлякова на Пролетарской улице в доме № 46.
Чем значимы дарения подобного рода? Bсего за 5 лет существования РСФСР комиссия, возглавляемая Горьким, успела вывезти из России 60 тысяч тонн произведений искусств на продажу за рубежом. Эта цифра известна из информационных бюллетеней Российских железных дорог. Существует два письма Ленина, адресованных Горькому, в которых он просит его ускорить вывоз и продажу художественных ценностей, чтобы скорее выручить валюту. Эти огромные резервы, ранее бывшие достоянием российской культуры, оказались за границей. Несомненно, стоит стараться для того, чтобы постепенно возвращать это достояние на родину, что я и делаю.
Многие из Вас себе, наверное, задают вопрос: А почему Лобанов, имея возможность дарить столь ценные произведения, не построил бы музей на свои средства в стиле, который ему подходит, вместо того, чтобы рассчитывать на благожелательное отношение Министерства культуры и руководство Музея Ростовского Кремля в этом деле? Ответ мой основан на историческом опыте всех стран мира. Частные музеи, как бы прекрасно их ни финансировали, со временем перестают существовать. Наглядный пример – это наследие Николая Рериха. В 1929 г. в Манхаттэне на Риверсайд Драйв вдоль Гудзона был создан 29-этажный небоскреб имени Рериха. Там заседали последователи его идеологии, располагались архив и все живописное наследие Рериха. 30 лет спустя музей переместился в пятиэтажный дом на 107 ул. в Манхаттэне. Часть живописи была продана. Поэтому я приверженец дарений госбюджетным организациям, у которых есть гораздо лучшая перспектива выживания в ближайшем и отдаленном будущем. Подобная мотивация была у Третьякова, как и у Бахрушина. Оба оставили свои изумительные коллекции городу Москве.
Лет 30 тому назад, вместе с Ильей Самойловичем Зильберштейном, нам удалось уговорить директора ГМИИ им. Пушкина И.А. Антонову создать Музей личных коллекций. Ей удалось убедить правительство в целесообразности этой идеи. В результате правительство перестроило здание компании «Автоэкспорт» в музей, в основание музейной экспозиции было положено собрание Зильберштейна плюс дары зарубежных соотечественников. Такое случилось в первый раз, когда в коммунистической стране государство вошло в партнерские отношения с частником, чтобы создать музей. И что еще важнее – государство приняло на себя расходы по содержанию музея. Вне Советского Союза такой симбиоз был и остается невозможным. Музеи вне России не принимают значительных художественных пожертвований, если дар не сопровождается дополнительными средствами их музейного содержания. Следуя этой практике, я предложил Министерству культуры денежными средствами участвовать в реставрации дома Шлякова. Мое предложение не было принято. Музей личных коллекций имел невероятный успех, и количество поступающих подарков превысило все ожидания. Пришлось для него построить новое здание справа от ГМИИ им Пушкина.
Конечно, не все подобные мероприятия вполне удачны. Во время правления мэра Лужкова директор Филевского парка предложил построить для меня в парке дом под Дом-музей Лобановых-Ростовских при условии, что я заполню его экспонатами. Что и было сделано на основе юридических документов, заключенных с правительством Москвы. Пришел новый мэр Собянин. Мне сообщили, что документы, заключенные с правительством Москвы, юридически не обоснованы. На этом основании мне «предложили» освободить дом. При содействии Министерства культуры содержание дома в Филях было перевезено в Ростов. Я, конечно, был очень рад этому решению, ибо моя семья многими веками связана с Ростовым Великим. Жду с нетерпением начала реставрации, чтобы разместить там все мои дары, которые будут продолжаться и в будущем. Надеюсь на открытие музея в 2018 году.

НСК. Великолепная речь, спасибо. И пример того, как надо готовиться к выступлению. Здесь сказалась и Ваша профессиональная преподавательская привычка писать точный конспект выступления. Никита Дмитриевич приехал к нам не один, а в сопровождении некоторых авторов, произведения которых вы видите, московской прессы и своих друзей. Теперь пришло время предоставить слово гостям. Итак, Мария Владиславовна Федорова, заслуженный художник Российской Федерации, член-корреспондент Российской академии художеств. Я очень рада Вас видеть и прошу сказать несколько слов.
МВФ. Благодарю за честь присутствовать здесь и хочу сказать, что мы счастливы находиться на открытии выставки, поскольку это огромное событие в культурной жизни, как и любая выставка, которую организует и в которой принимает участие Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский. Первая выставка, на которой я увидела его коллекцию, состоялась в музее Изобразительных искусств имени Пушкина в 1988 годy. Это было выдающееся событие в жизни культуры, поскольку мы впервые увидели настоящие, живые произведения эпохи модерна, которых до этого не видели никогда. В этом году была невероятно успешная выставка в музее имени Бахрушина, называвшаяся «Прорыв. Театрально-декорационная живопись Серебряного века» и включавшая множество работ из коллекции Лобановых-Ростовских. Очередь стояла огромная, и ее даже некоторым образом можно сравнить с очередью на выставку Серова. Я сегодня представляю здесь Академию художеств, которая высоко ценит деятельность Никиты Дмитриевича по возращению предметов искусства высочайшего класса. От имени президента Академии художеств, Зураба Константиновича Церетели и от имени Президиума академии художеств мне поручили поздравить Никиту Дмитриевича и отметить значительность вклада, который он приносит в отечественную культуру. И в знак подтверждения этого отношения к Вам я привезла официальный документ, надпись на котором гласит «Благодарность».

НКЛ.-Р. Прошу передать благодарность академику Церетели.

НСК. Спасибо. Позвольте предоставить слово профессору Московского университета, доктору культурологии Екатерине Сергеевне Федоровой.

ЕСФ. Сергей Константинович Маковский в мемуарах «Портреты современников», вышедших в Нью-Йорке 60 лет назад в 1955 году в «Издательстве имени Чехова», отметил «потребность» новых поколений Советской России «преемственно связать себя с историческим прошлым, не считаясь с мировоззрением «не помнящих родства» фанатиков марксизма». С этих пор в России растет интерес к российским художникам, чье творчество волею судеб развивалось вне страны. Очень осторожно, маленькими шажками, но неуклонно, искусствоведы и собиратели начинают посвящать общество в подлинную историю российского искусства, оказавшегося вне родины. Важно не только для настоящего благоприятного климата в обществе, но и для формирования будущих поколений возвращать нашей стране представления о художественном процессе и достижениях русских творцов во всей его полноте. Когда же в Россию возвращаются  материальные предметы, живописные и графические полотна, это тем более ценно. Именно этим систематически, в течение почти полувека занимается Н.Д. Лобанов-Ростовский.
Его дары Ростовскому Кремлю представляют несомненную художественную ценность, не являются рядовыми или второстепенными работами известных художников. Абстрактная композиция Александры Экстер писалось в 1917-18 годах, в эпоху революции. Одухотворенное сочетание геометрических поверхностей вызвало восхищение художественных критиков и продолжает вызывать его до сих пор, они дают этой работе высокую оценку, выраженную и в высоких цифрах стоимости. В то же бурное время написан экспрессивный натюрморт с камелиями Ильи Машкова, одного из основателей «Бубнового валета». Натюрморт с гитарой Жоржа Брака, созданный через десятилетие основателем кубизма, спокойный по тону, цвету и настроению, раскрывает развитие кубизма на рубеже 30-х. У каждой работы хорошо известный провенанс, что подчеркивает ее ценность. Редко случается, чтобы кто-либо из наших зарубежных соотечественников дарил столь выдающиеся произведения искусства, которые имеют и внушительный денежный эквивалент. Только за последний год дары коллекционера составили 70 миллионов рублей, что ныне объявлено и в прессе. Эта стоимость основана на оценке влиятельных зарубежных аукционных домов.
            Овидию принадлежат слова: Artes molliunt mores: искусства смягчают нравы, «…а под их благодатным покровом кротость приемлют сердца, злобные распри бегут».
Меценатство в России началось с XVIII века. У русских меценатов, бесспорно, истоками их благотворительности были соображения весьма прагматические. Но они неизменно сочетались с самоотверженной любовью к искусству и России. В России меценатство всегда считалось служением. Даже земные, расчетливые люди действовали из общественных и патриотических побуждений. «Для того чтобы процветало искусство, — писал Станиславский, — нужны не только художники, но и меценаты». Он и сам был промышленником, весьма удачливым, переделав доставшуюся ему фабрику золотой канители в ультрасовременную тогда фабрику электрических проводов. Однако же идеей его был не коммерческий театр, а приносивший убытки «разумный, нравственный, общедоступный театр». «И этой высокой цели мы посвящаем свою жизнь»,— скажет Константин Сергеевич. Во второй половине XIX века расцвет культуры во многом подготовил и сопровождал расцвет меценатства, трактуемого как сознательная идея улучшения жизни общества.
Как говорил крупней историк культуры и лингвист Григорий Винокур «Что же делать, если истина не всегда оригинальна!» И здесь истина проста. Если совершится чудо и Музей Лобанова-Ростовского в 2019 году начнет свою жизнь в доме Шлякова, то помимо художественных и идейных соображений, он, несомненно, окажется привлекательным объектом для российских и зарубежных туристов, и неизбежно будет содействовать материальному благополучию города. Подобно тому, как имя Гая Цильния Мецената стало нарицательным и превратилось в знак расцвета римской культуры, так и деятельность Н.Д. служит нам образцом и знаком надежды на расцвет русской культуры, образцом отношения не только к искусству, но именно и прежде всего к жизни.

НСК. Спасибо. У нас есть еще один выступающий, позвольте предоставить слово кандидату исторических наук Михаилу Владимировичу Ковалеву, доценту Саратовского государственного университета имени Гагарина, специалисту по истории русской эмиграции.

МВК. Многое хочется сказать, но я постараюсь быть кратким. В 20-е годы кто-то из видных русских эмигрантов сказал: «Мы не в изгнании, мы в послании». Вот это «послание», эта миссия виделась эмиграции как борьба за сохранение русских культурных ценностей, за сохранение духовных свершений российского народа. Отрадно, что уже в 60-70-е годы эти культурные ценности медленно, по капельке начали возвращаться на историческую родину, чтобы в 90-х пролиться благодатным дождем в России. В этом процессе Никите Дмитриевичу Лобанову-Роствоскому принадлежала выдающаяся роль, значение которой мы до конца еще не сознаем. Для меня Никита Дмитриевич не только меценат-коллекционер, это уникальный пример пропагандиста русской культуры и за пределами России, и в самом отечестве. Ибо мы сами не до конца понимаем, каким богатейшим наследием мы обладаем. А Никита Дмитриевич осознал это как никто другой. Сейчас происходят бесконечные поиски национальной идеи. И кажется, Никитой Дмитриевичем эта идея давно найдена: это идея художественной культуры, которая способна всех нас объединить и которой он сам служит на протяжении всей своей жизни. Спасибо Вам большое за то, что Вы делаете. Мне думается, символично, что богатейшие дары, подаренные Ростовскому кремлю, оказались на родине Ваших предков, в городе, с которым связана история Вашей семьи. Спасибо Вам еще раз.
НСК. Я хочу отметить, что каталог одного из наших старейших художников можно сегодня подписать у автора. Слово ростовскому эмальеру Александру Геннадиевичу Алексееву.

АГА. На фотографии первого альбома, который Никита Дмитриевич подарил музею, он стоит на олимпийской дороге на фоне Спасо-Яковлевского монастыря. В этой фотографии что-то очень трогательное. Вернуться через несколько столетий на родину предков — это поступок! Возвратить культурное наследие на родину — это тоже поступок! Хочется пожелать здоровья, долгих лет жизни, а также увидеть, что мечты осуществились. И чем быстрее, тем лучше!

НСК. Сейчас небольшое и очень приятное событие, последнее выступление. Три года нашего сотрудничества – это очень большая работа. Я это сказала в самом начале, и сейчас хочу повторить. Я благодарна, что Министерство культуры нам позволило вести эту работу. Ведь она связана с большими бюджетными тратами. И поскольку мы — государственное предприятие, по своей воле мы решать такие вопросы не могли бы, а только посовещавшись с нашим учредителем. Одной из частей этой большой работы является такая, на первый взгляд, простая вещь, как упаковка и транспортировка. Я напомню, что натюрморт Брака написан на песке, это очень сложная техника. И такое произведение нельзя везти в обычной упаковке, а необходимо самым тщательным образом сохранять горизонтальное положение — при особенностях наших дорог, о которых мы все прекрасно знаем. Вот за эту помощь мы благодарны нашему партнеру, имя которого сейчас назову, благодаря ему мы всегда спокойны за сохранность наших работ. Это фирма «Хепри». Сегодня ее представитель у нас в гостях, и я хочу вручить Благодарственное письмо Минзале Дамировне Ишмуратовой.
МДИ. Хочу поблагодарить Наталью Стефановну за доверие, поскольку для нас это не просто очередной проект, а причастность к истории. Поэтому, Никита Дмитриевич, спасибо Вам большое и долгих лет Вам жизни, чтобы Вы продолжали нас вдохновлять и делать нас лучше. А Ростовскому музею желаю процветания.

НСК. Лучшее враг хорошего. Предлагаю завершать встречу и в заключение предоставить слово мэру города, отцу города, Константину Геннадиевичу Шевкоплясу. Ведь федеральный музей находится на ростовской земле. Коллекции, которые мы сегодня показываем, никуда не денутся из Ростова. Так что они — богатство нашего города.

КГШ. Добрый вечер, уважаемые дамы и господа, Никита Дмитриевич! В очередной раз я с огромным удовольствием приветствую Вас и Ваших гостей на ростовской земле. И слово «очередной» я произношу с особым  уважением и трепетом, поскольку Ваш порыв — передать ростовской земле коллекцию возник неожиданно. Вы не ожидали, что так произойдет, эту коллекцию предполагалось разместить где угодно, только не в Ростове. А теперь в который раз открывается выставка Ваших даров. Но, видимо, Господь так распорядился, что привел Ваш путь сюда, на родину Ваших предков. И для всех ростовцев это замечательно и приятно. Я говорю Вам «спасибо» от себя лично и от всех ростовцев, даже при том, может быть, что не все еще знают об этом приобретении. Наличие таких замечательных экспонатов, присутствие таких выдающихся людей как Вы, будущие посещения выставки людьми, которые заинтересуются ее, наверняка послужат стимулом развитию города. Для города Ростова вместе с депутатами и администрацией мы выбрали путь туристического развития как культурного, а не промышленного центра. Культура для Ростова — это его перспектива, его будущее. В прошлом году Ростов Великий стал победителем всероссийского конкурса «Культурная столица малых городов России». И теперь историческое наследие Ростова получило известность, и его культурной жизнью стали интересоваться больше. Одним из «столпов», эпицентром культурного развития города является Ростовский кремль, и мы ценим замечательный коллектив, директора, и таких людей как Вы, вносящих свой вклад в общее дело. Благодарю Вас за Ваш поступок. Вы рассказывали, как в двадцатые годы прошлого века вывозили культурное наследие из страны, было время «разбрасывать камни», а сейчас пришло время их собирать. И Вы — один из этих собирателей, приношу Вам благодарность от всего Ростова.


НСК. Приглашаю всех присутствующих посмотреть выставку и всем вместе приветствовать Никиту Дмитриевича. Благодарю всех, кто специально приехал в Ростов, а ростовцев за то, что вы часто приходите в музей, мы работаем для вас, мои дорогие.

Комментариев нет:

Отправить комментарий