среда, 25 февраля 2015 г.

Ростовский голодарь

6 февраля 1844 г. молодой ростовский купец Николай Федорович Земсков записал в своем дневнике: «Вот прошел и последний день масляницы. Назад тому 4 часа почти весь город был на ногах. У кого есть лошади - катались, у кого нет - смотрели. Все в праздничных платьях веселились и смеялись, забыто горе и неудачи, всякой кажется был весел и доволен. Но вот еще несколько пройдет часов, и на этом самом месте, где нынешний день было так живо и весело, на этом месте будут завтра продавать толокно, редьку и хрен. Какая противуположность! И как печально будет раздаваться редкий и унылый звук соборного колокола, призывающий на молитву и Великопостные поклоны благочестивых христиан. Так вот наступает и Великий пост, а вместе с ним и наша ярмарка…».
Колокол, призывавший людей на молитву в Великий пост, носит имя Голодарь. Нынешний колокол с этим названием – 3-й по счету. Первый, отлитый при Ионе, разбился и был перелит в 1807 году в Ярославле на заводе Ивана Чарышникова. Но этот колокол прослужил менее 50 лет – в нём осенью 1854 г. образовалась трещина.

Ростовский купец, исследователей местных древностей Петр Васильевич Хлебников в связи с этим событием в своих заметках «О колоколе зовомом Голодарь на Ростовской Соборной колокольне» писал: «имел весу 148 пуд с фунтами, и вместо него из прежнего колокола, сделан колокол при протоиерее Гаврииле весом 158 пуд, получивший название от того, что вылит был в неурожайный год, но когда именно неизвестно. А как тон нового колокола вышел не такой, как был у прежнего, то при звоне и замечалась немалая разница в гармонии. В Ростове на колокольне при церкви Введения Божией Матери, нашелся тогда колокол, с чрезвычайно похожим тоном, на разбившийся прежний колокол Голодарь, то протоиерей соборный Гавриил и упрашивал священника церкви Введения уступить для соборной колокольни тот колокол, но священник на уступку не согласился. Это слышал я от штатного архиерейского звонаря Ивана Петрова, а он слышал о том от своего 90-летняго отца тоже штатного служителя, который еще и ныне жив. Это записано на случай тот, чтобы при переделке разбившегося ныне Голодаря, да и на будущие времена иметь известность о тоне первоначального колокола Голодаря».
Новый колокол был вылит в 1856 г. Надпись на колоколе сообщает: «1856 года мая дня в царствование Благочестивейшаго Великаго Государя Императора Александра Николаевича», «c благословения Высокопреосвященнаго Архиепископа Нила при Протоиерее Андрее Тихвинском» «и старосте Петре Веснине, вылит сей колокол в Ярославле на заводе мастера Ярославского купца Семена Дмитриевича Чарышникова. Весу в нем 171 пуд. 5 фунт».

Неизвестно, были ли приняты во внимание исторические записи П.В. Хлебникова «о тоне первоначального колокола Голодаря». Скорее всего, нет, потому что протоирей Аристарх Израилев в статье «Ростовские колокола и звоны» (СПб., 1884) писал о новом колоколе: «Голодарь» по тону нисколько не гармонирует с тремя большими колоколами. Негармоничность его произошла от того, что он отлит был вместо прежнего разбитого и при отливании его не обратили внимания на тон его, а позаботились только о том, чтобы он был потяжельше прежнего, да побольше имел бы на себе рельефных изображений. Но и этот колокол был еще не тот «Голодарь», о котором значится в первом издании сочинения графа Толстого о древностях Ростова. Здесь «Голодарь» означен весом в 140 пудов и надо полагать, что он был подлинный Голодарь и издавал тон, соответствующей ноте До…».
Т.В. Колбасова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий